Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:49 

Rage Against The Moons III – Полночная гонка

За перевод благодарим Мирланда .
Перевод пока не бечен весь но и так хорош)
Бета первого куска: Poetess Lily

1.

- Отче Наш, милостивый Владыка! – выдохнул Авель Найтроуд, странствующий священник, выскакивая на дорогу. Он ясно видел разинутый рот машиниста трамвая внизу по путям.

- Остановитесь пожалуйста! – завопил Авель. Он мгновенно сложился, кувыркнулся вперёд. Автоматные очереди задели край его рясы, разбили витрины за его спиной. Через мгновение трамвай с пронзительным визгом остановилась между священником и тротуаром.

Молодой человек с дивными1 светло-каштановыми волосами проорал священнику:

- Давай сюда, Авель! Быстрее!

Несомненно, умный Антонио, компаньон Авеля, сообразил сбежать во время стрельбы2. Впечатлённый и ошарашенный проницательностью Антонио, Авель быстро поднялся на ноги.

Кёльн, крупный город Германика, веками был городом университетов. Однако, ночью его улицы были почти что пусты. После эффектного торможения трамвая, на мерцающие в лунном свете пути посыпались искры3.

- Да быстрее! – торопил Антонио.

- П-пожалуйста, подождите, Ваше Высочество! Не бросайте меня! – умолял священник.

К тому времени, когда трамвай прошел, Авель наконец добрался до противоположного тротуара. Его спутник был уже на середине лестницы, ведущей к подземке4. Когда Авель мельком взглянул на тротуар, где он был буквально три секунды назад, там было двое крупных мужчин в чёрных пальто и фетровых5 шляпах, одинаковые, словно близнецы. Дула их автоматов Бергмэнна6 смотрели прямо в лоб священника.

- Аааа! – завопил Авель.

Если бы его колени не подогнулись7, его тело разнесло бы в клочья. Там, где только что была его голова, теперь свистели бесчисленные пули. Перепуганный седой священник скатился по крутой лестнице с медвежьей грацией8. Он мешком упал у последней ступени и и спустил длинный пронзительный вопль, заставивший вздрогнуть всех, кто его слышал.

- Эй, ты умер, Авель? – спросил Антонио.

Молодой человек с интересом воззрился на священника, приземлившегося прямо на живот. Разглядывая его содрогающуюся спину, Антонио легонько потыкал священника ногой.

- Если ты собираешься умирать, то скажи мне это сразу, потому что без телохранителя я лучше уж сдамся им.

- О Боже! Последнее время в моей жизни слишком много несчастий!... Ой, кажется, я жив. Вы в порядке, Ваше Высочество?

- Да, только вот… - вздохнул Антонио, который не мог вынести даже царапины на своём ухоженном лице. – Моя причёска в совершеннейшем расстройстве. В конце концов, волосы – это визитная карточка человека! – заявил молодой человек, резко мотнув головой.

- Давайте лучше побеспокоимся о более насущных проблемах! –отозвался Авель. Наверху лестницы послышались шаги, и священник вскочил на ноги. – Приберегите ваши волнения о прическе до того, как мы покончим с Новым Ватиканом! А сейчас мы должны бежать!

Лишь только Авель поднял свой старинный револьвер (которому место было в самый раз в музее, за витриной), чёрные плащи появились наверху лестницы и одновременно открыли огонь.


1. в описании Антонио были слова «wildly» и «bleached»,на которые мой словарь выдал «дикие» и «обесцвеченные» соответственно. Это в сочетании с «каштановые» и «струящиеся». Вот и понимай, что у Тино на голове….

2одним словом, наш человек.

3 эту фразу я честно не поняла,и попыталась перевести как можно ближе к оригиналу и чтобы она имела смысл.

4 в оригинале было сочетание «subterranean tunnels»,но вряд ли под Кёльном успели вырыть что-то ещё, кроме метро.

5стояло слово«мягкие». Ну не вставлять же «мягкие шляпы!»

6 такого автомата в сети я не нашла. Может, авторская фантазия?...

7 там точно имел место манёвр«колени согнулись, клиент спасся». Но вот подогнулись они от страха или по воле самого Авеля, я не поняла.

8 в оригинале был пассаж про«преследуемого таракана». Как человек, некоторое время ведший боевые действия с этими тварями, могу сказать, что эти заразы шустрые и ни в коей мере не неуклюжие. Но может быть, у англоговорящих другое мнение.


2.

- Мы ещё не обнаружили самого бывшего архиепископа Альфонсо д’Эсте, - объявила Катерина. Втот вечер её голос, всегда сладкий и звучный, как отлично настроенный музыкальный инструмент, был напряжен, в нём слышались горькие нотки.

На высоком куполе карфагенской1 залы замка Святого Ангела была написана прекрасная королева, защитница своего города от вампиров, возносящаяся на небо. Её прекрасный лик был осенен Божьим светом и лучился счастьем, чем-то напоминал лицо кардинала Катерины Сфорцы, главы Министерства Иностранных Дел.

- Немедленно, после недавнего террористического акта, все сотрудники моего Министерства, находящиеся в Кёльне, были брошены напоиски Архиепископа и его сообщников, но почти все важные документы по созданной в городе еретической организации были уничтожены. Исходя из этого, -продолжала Катерина. Взгляд её серых глаз, острый, как бритва2, прошелся по присутствующим церковным иерархам, - я предполагаю, что среди нас есть человек, который снабжает их информацией о наших действиях.

- В-вы говорите, чтосреди нас есть предатель, с-сестра? –спросил одетый в белое облачение Аллесндро. Его пепельно-серые глаза – единственная деталь на его невзрачномвеснушчатом лице, что напоминала сестру – робко смотрели на красавицу-кардинала.Триста девяносто девятый Папа Римский, Алессндро XVIII был напуган и смотрел наприсутствующих затравленным взглядом.

- Н-но кто… М-мы незнаем, где наш дядя… Информации же по Новому Ватикану нет…

- Не позволяйтеэтому смущать вас, Ваше Святейшество! – ласково улыбнулась Катерина, надеясьуспокоить этим своего сводного брата, ставшего понтификом ещё маленьким ребёнком3. – Я сказала, что почти все данные были уничтожены.

Высокий человек вкардинльских одеяниях*, сидевший между Катериной и Папой, спросил глубоким звучным голосом:

- Так это значит,что часть всё-таки уцелела. Верно, Катерина?

Кардинал Франческоди Медичи, глава Министерства внутренних дел и кардинал-префект Доктрин, сузил свои глаза цвета булатной стали и спросил:

- Эти данные могут продвинуть наше расследование?

- Я не знаю. Мои агенты пока не смогли добыть их, - холодно и вежливо ответила Катерина.Отношения между сводными братом и сестрой последнее время были крайне плохими. Хотя это не было публичное совещание, но из-за последнего инцидента в Риме, когда столкнулись агенты АХ и Бюро Инквизиции, и последующих разногласий между кардиналами, тон беседы был крайне холодным.

- Упомянутые документы находятся где-то в Кёльне, и, думаю, это необычайно ценная информация для разоблачения Нового Ватикана, - бросила Катерина.

- Почему ты так думаешь? – подозрительно спросил Франческо4.

- Потому что по моей информации, это список членов Нового Ватикана, - громко ответила кардинал.

- Что? – с удивлением выдохнул Франческо. Собравшиеся с удивлением зашептались. Если бы в руки Церкви попал подобный документ, то с Новым Ватиканом мгновенно было бы покончено.

- И почему ты медлишь, Катерина? – взревел кардинал ди Медичи, - Если этот документ существует, то он должен быть доставлен сюда как можно скорее! Разве ты не понимаешь, что в Кёльне его могут в любой момент уничтожить?!

- Я уже отправила в Германик своих агентов, чтобы достать этот документ. Сейчас одиннадцать часов.Они прибудут в Кёльн завтра в пять и должны будут доставить в Рим человека, владеющего этими документами, - объяснила Катерина.

- Человек, владеющего этими документами? – переспросил Джузеппе Моретти, глава казначейства Ватикана, внимательно слушавший кардиналов. – Кардинал Сфорца, вы говорите, что у кого-то в Кёльне сейчас есть на руках этот список?

- Да, этот человек преследуется Новым Ватиканом, и он попросил нашей защиты.

- Кто он? – снова задал вопрос Джузеппе, покачивая головой, как большая умная сова. Ватиканский казначей был действительно умён: он был доктором философии и был специалистом по исследованию утерянных технологий5. – Как этот человек достал список?

- Он студент из Гишпании6, учащийся в кёльнской академии богословия. Его зовут Антонио Борджиа, сын премьер-министра Карлоса Борджиа, принца Валенсии7. Альфонсо д’Эсте связывался с ним, чтобы получить поддержку Гишпании. Мы предполагаем, что он именно тогда передал принцу список8.

- Что?! – Катерина пыталась преподнести эту информацию как можно деликатней, но всё-равно присутствующие церковники пришли в ужас. И причина была: Гисшпания была одной из влиятельнейших сил на Западе, соперничающая с Германикой и Альбионом, и принц Валенскии был членом высшей аристократии этой страны. Если его сын будет убит теми, кого весь мир до сих пор считал иерархами Церкви!...

- Ты сказала, что твои люди прибудут в город завтра утром, Катерина! А что ты намереваешься сделать, чтобы обеспечить безопасность Борджиа сегодня? – проревел Франческо с силой, словно к стенам Ватикана уже приближались вражеские армии. – Нужно связатьсяс Германикой чтобы они приняли меры для защиты принца! 9

- Терпение, брат мой. Не думаю, что это хорошая мысль – просить помощи у Германика. К тому же, если этот список попадёт в руки немцам, для нас ситуация только осложнится.

- Хм, - только и выдал кардинал ди Медичи. Флорентиец явно не знал, что ответить младшей сестре.

Как бы Катерина не была выбита из колеи усилившейся конфронтацией с братом, она сумела трезво посмотреть на прошедшие в Риме события и понять, что Новый Ватикан – могущественный противник с большими возможностями. Не было никакой гарантии, что молодой аристократ хотя бы переживёт эту ночь.

Катерина не терпела пустого упования на милость Господа и всегда делала всё, чтобы ситуация складывалась в её пользу. Она непринуждённо закинула ногу на ногу и, подперев подбородок изящной ладонью, объявила:

- Правда, я решила немного подстраховаться, и отправила к принцу одного моего агента, который защитит его до рассвета.

- Один человек? Всего один человек? – переспросил Франческо.

- Не беспокойтесь,брат мой, - с тонкой улыбкой ответила Катерина. – Я послала в Кёльн своего лучшего человека10. Он легко выходит из самых сложных ситуаций, а его вера не дрогнет ни под какими ударами. Я уверена, он блестяще справится сэтой миссией.






1 это помещение называлось «IblisRoom», но якак-то сомневаюсь, что в святая-святых Церкви будет зал имени мусульманского демона

2 здесь был пассаж про «глаза цвета бритвы», а у Франческо чуть ниже – «цвета сабли». Вот такие интересные у нас кардиналы…

3 здесьбыло «at age eighteen».В восемнадцать лет, стало быть…

4 ну имбецил, других слов уже нет…

5 и он казначей, ага. Не удивлюсь, что у Катерины, как главы МИДа, окажется дипломфизика-ядерщика.

6 было «Hispania». Поэтому я решила назвать Испанию устаревшим «Гишпания»,а не выдумывать что-то новое.

7 то есть Антонио имеет ещё идеда-герцога, если считать, что торибловская Испания, как Империя и Ватикан,имеет феодальное устройство

8 тут либо Антонио очень ловкий интриган и шустро соображает (на что я надеюсь), либо имбецильность –наследственная болезнь семейство д’Эсте.

9 см.пункт 8, а именно про имбецильность…

10поэтому к утру седым будет не только Авель, но и Антонио…

* здесь был пассаж, что то что кардинал "был в облачении". А остальные голые? Или в маечках-джинсах???



3.
- О Боже, моя несчастная жизнь – это жизнь огонька на ветру! – патетично стенал Авель.
Огромный купол высотой в пятьсот пятнадцать футов был наибольшим зданием в Кёльне. Два чёрных шпиля1, строившихся некогда целых шестьсот лет, бросали чёрные тени на поверхность реки. Авель смотрел на сияющую между ними луну и слёзно молил о милосердии к нему.
- Меня уже достаточно потрепало на этом свете, кто-нибудь, спасите меня!... – хныкал священник.
- А ты не так уж и крут, Авель – хмыкнул Антонио.


Они расположились в зале ожидания речного порта, за столиком дешевого кафе, где кёльнская молодёжь развлекалась и запивало проблемы местным пойлом. Элегантный и непринуждённый Антонио, время от времени поглаживающий свои длинные волосы, резко контрастировал со своим неуклюжим и растрёпанным компаньоном.
- Я слушал, что ты лучший агент Ватиканского министерства иностранных дел, но я представлял тебя более элегантным и эффектным. Я думал, ты раскидаешь всех плохих парней, поправишь волосы и объявишь, что всё закончилось2… - юноша – Антонио Борджиа, сын принца Валенсии – допил свой третий стакан и посмотрел на лежащего щекой на столе священника и рисовавшим перед собой какие-то значки.
- Ну извините, что я недостаточно крут, - уныло отозвался Авель, трогая слишком короткий рукав своей рубашки. Новая летняя ряса Авеля была безнадёжно испорченна пулевым отверстиями и грязью. С испорченной обновкой Авель расставался со слезами. Теперь он был одет в одежду, позаимствованную у Антонио3. Телохранитель, которому пришлось одевать одежду охраняемого… Что ж, выходит, он действительно не очень крут.
В оправдание Авеля можно было сказать, что он намеревался встретиться с объектом защиты на людной улице в центре города. Ему казалось, что в Новом Ватикане не решатся напасть на них в таком месте на глазах стольких свидетелей. Однако, они всё же напали. Он и Антонио только и успели сделать десяток шагов после встречи. Напасть с автоматами в людном месте! Похоже, они отчаянно желали уничтожить этот список и не дать ему попасть в руки своих врагов4.
- Кстати, ваше высочество, насчёт того списка, - начал Авель, со вздохом отводя взгляд от своей тарелки с восхитительным блюдом из картофеля, квашеной капусты и колбасы. – Где он теперь? Разве мы не должны немедленно отправиться за ним?
- Увы, но я пока не могу пока его забрать5, - ответил Антонио.
В комнату ожидания вошла красивая длинноногая женщина, вызывающе виляя бёдрами. Антонио без тени смущения перевёл взгляд на её покачивающуюся грудь невероятных размеров.
- А если бы я тебя попросил, то ты бы перестал так стараться меня защитить? – поинтересовался Антонио6.
- Не волнуйте, я уберегу вас от всех неприятностей, ведь это моя работа! Хотя кто знает, что может ещё приключиться, - последнюю фразу Авель едва слышно пробормотал под нос. Оставалось её четыре часа до прибытия остальных агентов АХ. В такой ситуации Авель даже представить не мог, когда на них снова нападут. Жители Кёльна, похоже, симпатизировали Новому Ватикану, и мятежники имели здесь намного больше влияния, чем Авель предполагал. В ситуации, когда он не может положиться даже на церковь, оставаться в пределах города было глупо и опасно.
- Ваше высочество, я выведу вас из города! – изучив расписание параходов и выяснив, когда отправляется ближайший из них, Авель решился.
- Когда прибудут мои коллеги, мы направим их в место, где вы спрятали документы. Но сейчас я хочу как можно скорее вывезти вас из города.
Пассажирский катер следует из Кёльна в Дуссельдорф. Если они добрались туда, то они с большой долей вероятности смогли отправиться в Рим на позднем поезде.
Антонио отрицательно покачал головой:
- Увы, но это невозможно.
- Почему?
- Я, видишь ли, страдаю морской болезнью. Я не выдержу ни лодки, ни поезда.
Авель замер в нерешительности. «Наверняка я улыбаюсь как мой босс, когда сердится… Как серийный маньяк, наткнувшийся на потенциальную жертву…» Авель решительно наколол кусочек колбасы на вилку и улыбнулся:
- Правда?
- Если нам так уж необходимо куда-то ехать, может, сядем на самолёт7 или дирижабль? В последний раз, когда я ездил домой, я сел на специальный ночной экспресс. Надо сказать, тогда меня не укачало! – вспомнил юноша и пустился в приятные воспоминания. Авель не выдержал и застонал:
- Ооо… Боже, я не знаю что и делать! Я не хочу так растрачивать свою жизнь!... Мы поедем на лодке, вне зависимости от ваших болячек! – решительно объявил священник.
- Но… - нерешительно начал Антонио.
- Потом все «но». Я пошел за билетами. Подождите здесь, хорошо? Чтобы не случилось, не уходите!
Авель поднялся, грозно посмотрел на молодого аристократа, который хотел снова что-то сказать. Изредка трогая ссадину на щеке8, Авель подошел к касее.
- Простите, можно два билета второго класса до Дуссельдорфа?
Авель посмотрел на недружелюбного старика внутри кассы, потом на настенные часы. Был час ночи. До рассвета оставалось четыре часа. Священник протянул кассиру чек9:
- За счёт Римского министерства иностранных дел, хорошо?
- Ватиканец? Ты? – хмуро спросил старик.
- Ну, да! Я на самом деле священник, просто так обстоятельства сложились, что я так одет, - поспешно объяснил Авель. Старик пристально и подозрительно уставился на странного человека, особенно после того, как заметил, что костюм Авеля тому короток. Похоже, иногда отсутствие положенной священнику рясы могло доставить ему неудобства.
- Я работаю в Министерстве Иностранных Дел Ватикана. Вам показать мои документы?
- Прошу прощения, я сейчас вернусь, - отозвался старик.
Внезапно человек в строгом деловом костюме, стоящий рядом с Авелём, остановил руку священника, опущенную в карман за документами.
- Ты священник?
- Да, - Авель повернулся к новому собеседнику.
Тот незаметно опустил свою руку в свой саквояж. Он выглядел обычным добропорядочным гражданином в простом костюме, но его суровое твёрдое лицо не было лицом обычного человека. Авель приветливо улыбнулся ему, а рука священника осторожно потянулась к кобуре, спрятанной под пиджаком.
- А вы сами – кто?
- Я Гантер Ленц, инспектор кёльнской городской полиции, - ответил мужчина и показал полицейский знак, который он достал из кармана. Его немецкая грубоватость и резкость внушала беспричинный страх, но Авеля больше обеспокоился из-за форменного значка, поблёскивающей в свете газовой лампы.
- Я расследую один инцидент, стрельбу, которая произошла несколько часов назад на трамвайной линии на Хоффстрассе. Преподобный, вас случайно там не было? Свидетели рассказали, что некий высокий седой священник был там, но он скрылся.
Ленц выразительно посмотрел на волосы Авеля. Неужели он подозревал Авеля в чём-то? Так или иначе, но полицейский мог нарушить планы священника убраться из города по реке.
- По-моему, это какая-то ошибка! – покачал головой Авель и молча взмолился, чтобы Господь простил ему эту ложь. – Мне кажется, высокие святые священники не такая уж и редкость10.
- О, вы, вижу, много таких знаете? – спросил детектив. – Тот священник ещё носил очки.
- Ой…
Ленц угрожающе посмотрел на священника, который своей неосторожностью умудрился вырыть себе яму. Авель понял, что переодевание и попытка незаметно уйти из города ему не помогли…
- Я хочу поговорить с вами по-подробней. Вам придётся пройти со мной в участок.
- Нет! Я сейчас действительно спешу! Ваше высочество! 11 Господин Антонио! Пожалуйста, скажите им, что я был с вами этим вечером! – взвопил Авель.
Антонио, вышедший из зала ожидания, печально покачал головой.
- Я не могу этого сделать, Авель. Я студент академии богословия. Я не могу лгать12. Кроме того… - молодой дворянин пожал плечами и внимательно посмотрел на детектива, который холодно разглядывал мечущегося священника, - Кроме того я наконец-то могу заставить полицию выполнить свой долг и защитить меня! Я даже расскажу вам о списке!
- Что? Какой список? – встрепенулся детектив
Авель торопливо встал между Антонио и насторожившемся Ленцем.
- П-принц, не надо! – выдохнул священник.
Если бы власти Германика узнали о списке заговорщиков Нового Ватикана, то это было бы ужасно! Немцы всегда были склонной к агрессии нацией. Они могли бы использовать список для шантажа Рима! Но что больше волновало Авеля, так это реакция Катерины на такое развитие событий. Кардинал будет в гневе, и этот гнев обрушится на него.
- Пожалуйста, прекратите это! Если немцы узнают о нём… - выдохнул Авель.
- Меня это не касается. Я могу отдать его Германику, так же, как и Ватикану, верно? Всё зависит от того, кто проявит обо мне большую заботу13, - отозвался юноша.
- Вы студент академии Богословия?
Авель поспешно попытался зажать рот принца рукой. Свет в комнате внезапно погас.
- Что случилось? – раздался возглас.
- Газовое освещение вышло из строя! И только в этом здании… В остальных всё в порядке! – пробормотал детектив. Люди, оставшиеся в темноте, испуганно заметались.
- Успокойтесь! Немедленно прекратите панику! – закричал Ленц. Детектив начал командовать растерявшимися людьми, - Нужно осмотреть главный газовый клапан на предмет утечки! Не смейте зажигать огонь, иначе взорвёмся!
- Ваше высочество, теперь! – прошептал в темноте Авель. – Нужно воспользоваться такой возможностью и сбежать!
- Авель, он же велел нам помочь следствию! – возразил Антонио.
- Если мы будем помогать этому следствию, то окажемся запертыми в здании, где нам в случае нападения уже не спастись! Это же подарок от Господа, эта темнота! Грех упускать такой случай! – воскликнул Авель.
Но, увы, скоро стало ясно, что внезапная темнота вовсе не подарок от Господа, но ловушка лукавого Врага рода человеческого.
Когда Авель начал медленно двигаться к выходу, пользуясь общим беспорядком, дверь резко открылась прямо перед его лицом. Огромная чёрная прямоугольная тень, как бог смерти, возникла на пороге, сжимая что-то в руках.
- Эээ… А это часом не тот парень, что хотел нас убить? – пробормотал Авель.
Мгновение, и глаза-бусинки, скрытые под чёрной шляпой14, заметили священника. Дуло автомата поднялось, словно ядовитая змея перед броском. Авель инстинктивно отскочил вбок. Спустя долю секунды после того, как он оттолкнул в сторону Антонио, темноту рассекли вспышки смертоносного огня. Дуло автомата поворачивалось, явно ориентируясь на шум, производимый несчастными людьми.
Темнота и звуки автоматных очередей лишь усугубили панику.
- О Боже!.. Ваше Высочество, сюда! – выдохнул Авель. Времени, чтобы достать собственное оружие у него не было, и священник вместо этого вылез в разбитое окно и мягко приземлился на его осколки.
- Ваше Высочество, поспешите!
- Авель, подвинься! - Антонио выскочил на спину священника и лишь оттуда на землю. – Задержите их ненадолго, чтобы я успел убежать!
- Задержать?! И как я, по-вашему, это сделаю?! – взвыл Авель.
- Не дрейфте, преподобный! Вы ведь мой щит!
- Что?! Я ваш – что?!!... – округлил глаза священник.
В окне появилась ещё одна тень, нависшая прямо над препирающимися мужчинами. Дуло автомата, что был в его руках, было нацелено на Авеля.
- Вот блин15! – заорал Авель. Он схватил свой револьвер и прицелился в мужчину, собравшегося стрелять в спину убегающему Антонио..
Оба оружия выстрелили одновременно, но раздавшийся вопль принадлежал лишь одному человеку. Пуля Авеля попала в жалюзи, и те опали прямо на напавшего. Автомат дрогнул, и его очередь ушла в молоко.
- Здорово. Но теперь куда?! – спросил Авель.
Антонио задавал направление на тёмные улицы, Авель послушно следовал за ним, нервно пощёлкивая языком. Их план убежать из города по реке с треском провалился. Станция уже должна быть оцеплена полицией. Им нужно было успеть найти экипаж16 и спрятаться к какой-нибудь гостинице.
- Авель, глянь! Вот она – помощь небес! – крикнул опередивший священника Антонио. Один конный экипаж сворачивал в переулок с главной улицы. Внутри него было пусто, только возница покачивался на козлах.
- Господи, спасибо тебе! Эй, остановитесь! – крикнул Авель, пряча свой револьвер. Экипаж не был слишком большим, но всё-таки умудрился перегородить весь проулок.
- Остановитесь! Нам срочно нужно ехать! – выпалил священник.
- Ехать? Это можно, - возница небрежно пожевал свою сигару. – Только вы поедете в морг17!
На глазах у двух ошарашенных мужчин, возница достал из-под чёрного плаща автомат.


1 ну что может знать о Кёльне никогда не бывавший там человек? Правильно, собор и башни-близнецы…
2 А потом ты меня поцелуешь, мой ковбой!... кхм. Простите, не удержалась.
3 вот когда он успел это сделать, если считать, что они свалили в это кафе сразу после перестрелки? Антонио с собой чемодан тряпок таскает, что ли? Тем более что на иллюстрации Авель «в полном параде», даже с пиджаком…
4да уж, а все думали, что нововатиканцы плюнут на такой компромат! Хотя учитывая имбицильность д’Эсте…
5 наивный Авель… вот не удивлюсь, что Тино его попробует на родину к папочке умыкнуть…
6наивный Тино… У Авеля, как и у Петра, в личном деле в графе ориентация стоит жирный прочерк, и человеческих намёков по сему он не понимает…
7 пассажирский самолёт. Можно предположить, что довольно-таки неплохой. Уровня этак годов тридцатых нашего века. Вот теперь скажите мне, неразумной, почему у них нет военной «москитной» авиации?? Я уж молчу про военные цепеллины – при таком раскладе они просто нонсенс…
8 у него были какие-то проблемы с лицом. То ли отлежал на столе, то ли действительно разбил где-то… Точно я не поняла
9 словарь выдал мне «receipt» как «квитанция». Всё-таки квитанциями не расплачивются…
10 ага… косяками ходят, как селёдка…
11 ну что, молодец. А подумать, что это может быть человек из Нового Ватикана?...
12 тут я чуть не разочаровалась в Антонио. Он казался мне более практичным.
13 всё-таки Тино молодец…
14 тут выяснилось, что на этих типах скорее всего должны быть вязаные шапочки – которые «мягкие». Одним словом, разговорный английский – ужас…
15 в оригинале было "Oh shit!", но мне оно не нравится. Грубо.
16 в оригинале было «вагон», потом путём долгих размышлений я поняла, что скорее всего речь идёт об уличной карете типа кэба
17 в оригинале было «Но только вы поедете в качестве трупов». Право, кто будет выдавать такую конструкцию в такой ситуации?...


4.
- Сзади стреляют, спереди стреляют. Господи, за что ты меня так?! – простонал Авель.
- Авель, ты ведь мой телохранитель! Сделай что-нибудь! – заорал Антонио.
Бежать препирающимися мужчинам было уже некуда: сзади, от порта, к ним приближался давешний автоматчик в чёрном плаще. Лицом он был просто копией остановившего их возницы, разве что сигары у него не было.
- Наконец-то мы вас поймали, Антонио. Вы доставили нам слишком много проблем, - проговорил приближающийся от речной станции мужчина. Юноша поспешил спрятаться за спину Авеля.
- Вы ловко от нас ушли, надо сказать, и нашему боссу это понравилось. Так что у нас есть приказ не дать вам легко умереть. Поэтому готовьтесь, ребята!

- П-подождите! – икнул Авель. От вида готовых извергнуть свинец автоматов его язык начал заплетаться. Похоже, головорезы Нового Ватикана собирались покончить с Антонио прямо здесь.
- У нас же нет на руках списка! Если вы сейчас убьёте принца, то не получите его обратно!
- Чего? Список? Ты о чём? – хмуро спросил один из бандитов. – Папа Дзеппи велел вас просто прибить!
- Какой Папа Дзеппи? Я о таком никогда не слышала! – сказал Авель, поворачиваясь лицом к Антонио, который досадливо хлопнул ладонями1, что-то вспомнив. Выражение лица принца не предвещало ничего хорошего.
- Хм.. вы поняли, о ком они, Ваше Высочество?
- О да, - бодро отозвался Антонио, подняв палец1, - Он известный мафиози. Можно сказать, он хозяин всей кёльнской преступности.
- Мафиози? – воскликнул Авел. Да что же творится в этом чокнутом мире?! Значит, их преследователи были не из Нового ватикна! – П-подождите, Ваше Высочество! Почему он охотится за вами?!
- Ну.. Я даже не знаю, почему… - принц озадаченно опустил руки. – Я только пару раз заходил в его казино, чтобы увидеться с Евой… Я даже не выигрывал ничего!
- Ева? Какая такая Ева? – спросил Авель. Бандиты выглядели всё более и более угрожающе. Авель трещал из-за всех сил, чтобы отвлечь их. Священника даже пробил холодный пот от напряжения и ужаса.
- Ева моя девушка… Ну, и ещё она любовница Дзеппе. Она как-то решила свалить из Кёльн, и я ей помог убраться отсюда и отправил в Гишпанию, - объяснил Антонио.
Дула автоматов дружно поднялись на уровень глаз священника, заставив того застыть как камень.
- И это не всё. Ты её был тем уродом, который подговорил ту шлюху обворовать клиента, верно? – хмыкнул один из бандитов.
- Ну, да, я думал, Дзеппе не сможет тронуть её, если этот список не будет у неё на руках… В конце концов она ведь стащила его не для себя, верно? Вы не должны так на неё злиться! – пожал плечами Антонио.
- Это-то как раз не проблема, - дружно рявкнули чёрные плащи.
– Ты смертельно оскорбил босса, уведя его любовницу! Не знаю, ты благородный придурок или кто, но будь уверен, мы из тебя решето сделаем! – добавил один из них.
Пугливого человека, наверное, уже хватил бы удар от звуков таких злых голосов, что, казалось, они поднимались из глубин ада. Однако, гишпанский аристократ, казалось, вовсе не был обеспокоен сложившейся ситуацией.
- Наша проблема всё ухудшается, - объявил Антонио. – Преподобный, вперёд! – Он с аристократической грацией запустил пальцы в свои волосы. – Это ваш выход! Позаботьтесь о тех, кто надеется на вас и поставьте на место этих грубиянов! За вашей мужественной спиной мне будет так спокойно! Помните, морально я с вами!
- Что? Что мне делать-то?!
Бандит с сигарой кивнул в сторону Авеля:
- Да, святой Отец, вы немного мешаетесь. Говорят, что если грохнуть священника, то можно попасть в ад. Так что вали отсюда.
- Что? Правда?.. Ай блин…
- Не очень-то на это рассчитывайте! – предупредил Антонио, невозмутимо ударив священника в живот. Надежда на столько желаемое спасение мгновенно сползла с лица Авеля. – Преподобный мой друг, наши души связаны нерушимыми узами! Вы думаете, он бросит меня?!
- А ещё минуту назад я был просто щитом от пуль! – буркнул священник.
- Не будьте столь мелочны, преподобный! А вы, если хотите убить меня, сделаете это только через его труп! Вы ведь готовы меня защищать, святой отец?
Бандиты хмуро посмотрели на священника и покивали:
- Ну что ж, раз ты говоришь, что он твой друг, мы и его грохнем.
- Эй! Я ничего такого не говорил! – взвыл Авель. – Не надо вешать на меня его грехи!
- Сдохните! - Не слушая стенающего священника, черные плащи нажали на курки своих автоматов.
Раздались звуки выстрелов, перекрывавший злое рычание, издаваемое бандитами. Однако эти хлопки производили не их автоматы. Черные плащи со стонами выпустили своё оружие и начали оседать на землю, схватившись за свои плечи2, словно хотели кого-то обнять.
В тусклом свете ночного города появилась новая группа теней3.
- Похоже, мы успели вовремя, - раздался голос. В руке одного из этих людей был небольшой пистолет, от которого тянулся лёгкий дымок. За ним следовала группа из почти десятка полицейских в форме. Мужчина повернулся к двум молодым людям и спросил мрачным скрипучим голосом:
- Вы в порядке? Оба целы?
- Мы что, спасены? Я живой?! – выдохнул Авель, радостно оживившись, чтобы затем смертельно побледнеть. Он помнил этого человека в простом костюме, теперь возглавлявшего отряд полицейских – это был инспектор кёльнской полиции Ленц.
- Я заметил, что эти люди отправились за вами и отправился сюда сразу же как только смог, - пояснил инспектор.
- С-спасибо вам, инспектор, теперь мы в безопасности, - поблагодарил его Авель, глядя на корчащихся на мостовой людей. «Интересно, что со мной сделает Катерина, когда я сообщу ей, что вместо того, чтобы достать список, я ввязался в конфликт между мафией и этим идиотом?!4»
- Итак, отец Найтроуд, кто эти люди? – спросил инспектор.
- Ну… Похоже, тут пытались любовный треугольник… - начал Авель, готовый упасть в обморок от облегчения5.
- Они пытались меня убить, - вставил Антонио6, прежде чем Авель успел продолжить. – Это всё из-за проклятых политических игр! Их подослали ко мне… ах, простите, я забыл представиться: меня зовут Антонио Борджиа, сын принца Валенсии. Это в Гишпании, знаете?
- Наследник дома Борджиа? Хм, я слышал, что он учится у нас в городе. Так это вы?
Имя могущественного дома Борджиа произвело должный эффект. Хотя Ленц сохранял невозмутимый вид, но в его взглядах, которые он бросал на юношу, было заметно удивление.
- Ясно. Что ж… если это хм.. ваши семейные хм.. проблемы, то я не буду в них соваться7. Но это место всё ещё опасно. Я прошу вас отправиться ос мной в отделение. Мы не причиним вам никакого вреда, поверьте.
Лец повернулся и подобрал вожжи экипажа.
- Хм, инспектор, можно вас на пару слов? – спросил Авель.
- В чём дело, преподобный?
- Мне ужасно жаль, но… я вас очень прошу, поднимите обе руки и встаньте на колени вот там, - велел Авель, направляя своё револьвер в лоб полицейского.

1 странные жесты, честно говоря…
2 был пассаж про то, что они как-то схватились за свои плечи – куда им выстрелил Ленц. Я не очень-то поняла, что именно они сделали (схватились за одно плечо или за оба), поэтому ввела это.
3 маленькое лирическое отступлений. Лет шесть назад по НТВ шел сериал про американских «неприкасаемых» - спецотдел полиции. И в заставке был такой эффектный кадр, где они широким строем, все невероятно крутые, выплывают тёмными силуэтами из тумана… Одним словом, штамп на штампе сидит и штамп штампом погоняет…
4 сдаст бедного попугайчика в клинику на опыты…
5 у Авеля скачет настроение… то он смертельно испуган, то у него какое-то облегчение от радости… не поймёшь…
6 тут был ещё фрагмент, из которого следовало, что Антонио перебил Авеля ударом по шее на манер каратиста. Как это выглядит в реальном мире я представить не смогла…
7 и правильно. Это ни для кого ещё ничем хорошим не заканчивалось



5.
- Это шутка, отче? – спросил Ленц, недовольно хмурясь на по-прежнему направленный ему в лоб ствол револьвера.
- Прекрати это, Авель, - потребовал Антонио. – Даже если это необходимо для сохранения тайны, будет плохо, если ты убьёшь полицейского. Не шути так.
- Это было бы шуткой, если бы этот человек был настоящим инспектором полиции. Вы все там, не двигайтесь, пожалуйста! – Велел Авель, твёрдо держа указательный палец на спусковом крючке. - Он не полицейский, и эти люди с ним тоже не полицейские. Вы ведь из Нового Ватикана. Я прав?
- Нет, ты прав, - согласился мужчина. Хотя дуло пистолета по-прежнему указывало ему в лоб, лицо полицейского менялось, как если бы с него упала маска. Его щека искривилась от усмешки, а само лицо стало лицом торжествующего фанатика. – Что ж, я удивлен. Я не думал, что мы будем разоблачены так скоро. Я - отец Гюнтер Ленц из Нового Ватикана, как вы и говорили. Как вы узнали, отец Найтроад?"
- А как вы узнали, что моя фамилия Найтроуд??" спросил Абель.
Словно признавая поражение и сдаваясь, Ленц поднял руки над головой.
- Я недооценил вас. Навыки агента АХ действительно впечатляют, - сказал Ленц.
- Хм… спасибо1, - сказал Абель.
Лже-инспектор усмехнулся Авелю, который смущенно почесал пальцами голову.
- Но вы не учли одного, - сказал Ленц.
- А? – озадачено произнёс Авель. Его глаза за стёклами очков округлились от удивления. Ему показалось, что на мгновение рука Ленца исчезла. После этого Авель понял, что не может нажать на курок.
- Крафт Альбион Уоркс Компани, модель пятьдесят один «Мирохранитель», тридцать восьмого калибра. Хорошее оружие,- сказал Ленц. У него оказались сила и скорость, намного превосходящие человеческие. Крепко и твёрдо обхватив ладонью спусковой механизм револьвера, он сложил губы в усмешку2. – Знаете, у револьверов есть фатальный недостаток: вы не можете нажать на курок, если цилиндр не может прокрутиться.
- Тьфу! – выдохнул Авель. Его губы раскрылись в крике, а правая рука напряглась, чтобы удержать пистолет. Секунду спустя, его, мужчину более шести футов ростом, швырнуло на мостовую. Как по волшебству, револьвер перекочевал из его руки в руки Ленца
- Ч-что это был? - спросил Абель. У Ленца была превосходная физическая сила, и скорость его движений намекала, что он был или вампиром или... - Ленц, вы были ул-лучшены?3
- Правильно, - ответил Ленц, направляя револьвер в голову священника и злорадно ухмыляясь4. Кожа запястья, выглядывающая из-под перчатки лже-инспектора, была сера5.
Модифицированный или улучшеный — он был продуктом потерянных технологий Доармагедонового времени, спасёнными Ватиканом. Из-за специальных наркотиков и хирургических улучшений, они могли сравниться силой с вампирами.
- Я одно время работал в специальном боевом отряде Ватикана, но я был слишком рьян в своей работе, что чуть не подвело меня под трибунал. Его Святейшество Альфонсо спас меня от казни, как серийного убийцы6, - сказал Ленц.
Не опуская револьвера, Ленц повернул лицо к Антонио, который стоял, покорно подняв руки. Лже-полицейские навели своё оружие на принца.
- Вы заставили очень долго ждать, принц. Так вы не против сказать нам, где спрятан список? - спросил Ленц.


1 оригинальная фраза переводилась примерно как «Нет, я не это».
2 а до этого он не усмехался…
3тут стояло turned. Если честно, я сначала испугалась, что Ленца покусал вампир. Потом прочитала текст внизу и поняла, что дядя – модификат, которому вживили разной крутой фигни… Вот и думай, что не так ужасно по-русски звучит «улучшен» или «модифицирован»….
4 человек-ухмылка… Честное слово, ему только таблички на шею не хватает «Я звиздец какой плохой!»
5 Если это – признак модификата, то почему остальные инквизиторы нормальной расцветки?...
6 в очередной раз убеждаюсь, что здесь есть только хорошие персонажи и только плохие. Дюла Кадар не в счёт – рядом была Эстер. Когда она рядом, то с ума сходят все, поголовно.


Кельн, старый университетский город, был крайне необычен для Германика, населённого диковатыми и воинственными людьми. Так как это был густонаселенный город, то существовали и заведения, где горожане могли развлечься. Всё-таки немногие люди могли проводить отпуска и выходные исключительно за чтением и на симфонических концертах1.
«Чёрный лес» был заведением, где отдыхали не самые высокие слои общества. Его вывеска гласила, что это был простой пивной бар, но большая часть женщин в зале явно здесь не отдыхали, а работали. Комнаты для этого бизнеса находились на втором этаже, а в подвале находилось самое большое городское казино2.
Зайдя в бар, отец Ленц наморщил нос:
- Мракобесие и ересь…
Лже-полицейские, которые его сопровождали, успели скинуть форму полицейских и теперь были одеты в неприметную гражданскую одежду. Их лица молча выражали согласие со словами Ленца.
- Позволить появиться таким местам в таком славном, полном университетов, городе Кёльне! Будьте вы прокляты! Мы были созданы, чтобы очистить огнём такие гнёзда порока, как это! - сердито объявил Ленц.
Антонио, не впечатлённый вдохновлённой речью солдата-фанатика, только пожал плечами.
- Хозяин этого заведеньеца – мой друг, которому я доверяю. Я оставил ему список, потому что это сейчас, наверное, самое безопасное место в Кёльне.
Антонио провёл Ленца, солдат Нового Ватикана и седого священника, которого продолжали подталкивать в спину стволами оружия. Фанатики хотели вовсе убить Авеля, но Ленц не позволял этого.
- Если он агент АХ, то у него должны быть ценные сведенья о Риме. Позже я заставлю вас рассказать мне всё, что там знают о нас, отец Найтроуд***, - пообещал Ленц.
Абель закусил губу и не отвечал фанатику. У него отобрали оружие и окружили сильными врагами. Не смотря на то, что он был одним из лучших агентов Ватикана, он не мог представить себе, как выбраться из такой ситуации.
- Хозяин сказал, что хочет видеть вас немедленно, - объявил Ленц.
Крепкий человек средних лет, назвавший себя управляющим, вышел из бара. Он смотрел на Антонио глазами под тяжелыми нависшими бровями, от чего его глаза имели сходство со свинным.
- Хозяин подскочил от радости, когда узнал, что ты здесь, Антонио. Он ждёт тебя. Поднимайтесь по внутренней лестнице, - управляющий неприятно смеялся и подмигивал Ленцу, - Спасибо, что привели Антонио. Он вовсе проигнорировал приглашение хозяина. Вас щедро вознаградят, надо полагать.
- Да, я ожидаю получить большое спасибо, - бросил Ленц, не смотря в сторону управляющего. Наверное, он считал, что осквернит свою чистую душу просто раскрыв рот для ответа этому человеку. Будь он менее высокомерен, он бы заметил, что Антонио даже не попытался как-то поприветствовать управляющего, или внезапное понимание ситуации, которое загорелось в широко распахнутых глазах Авеля.
Комната хозяина была первой в подвале, где было казино. За беззвучно открывавшейся двусторонней**** дверью-зеркалом, был большой, но просто меблированный офис. За исключением крепких молодых мужчин, стоящих повсюду в комнате и держащих наготове пистолеты, это помещение напоминало бы кабинет директора крупной компании.
- Ну здравствуй, Антонио, - сидящий за широким, как кровать, столом, был крупный мужчина с чертами, словно высеченными из скалы. Когда его взгляд остановился на Антонио, его толстые губы расползлись в улыбке.
- Прошло много времени. Я рад наконец-то тебя увидеть!
- Я тоже, папа Зеппу, - ответил Антонио, трогая свою голову, словно был смущён. - Долго… Прошел ведь месяц с того инцидента с Евой?
- Да. Кстати, в ту ночь перед тем, как эта девица сбежала…— сказал Папа Зеппу.
- Я извиняюсь, но я бы хотел, чтобы вы занялись делом, - объявил Ленц, вставая между этими друзьями. Он откровенно не дружелюбно сложил на груди руки и выпятил челюсть, - Сначала я получу то, зачем я приехал. Я не желаю оставаться в таком грязном месте, как это. Как только я получу список, его тотчас же покину.
- Список, да? - спросил Папа Зеппу, приподняв свои толстые брови.
Ленц наклонился к здоровяку.
- Эта вещь принадлежит принцу. Тот список — он ведь у вас, верно?
- Эй, парень, поосторожней, - предупредил фанатика Папа Зеппу.
В подтверждение слов своего хозяина, молодые люди, стоящие за спиной Папы Зеппу, потянулись в карманы.
- Так что там насчёт списка? - спросил Папу Зеппу.
- Собираетесь притворятся, будто ничего не понимаете? Это вам не поможет, - сказал Ленц, неодобрительно покачал головой, в то время как Зеппу не пошевелил и бровью. – Эта вещь принадлежит нам. Немедленно отдавайте её!
- Слушай, парень… - Рука Зеппу потянулась к воротнику модификата. Как только его полные пальцы ухватились за галстук Ленца, хозяин преступного мира обнажил свои желтые от никотина зубы и проворчал, - Я не знаю то, что этот говнюк тебе наговорил, но этот список - мое сокровище. Что бы не случилось, я с ним не расстанусь. Если ты всё понял, то катись отсюда в – ик!
Ленц схватил и сжал руку мужчины, которой тот ухватился за его галстук. Кости Зеппу издали противный хруст, ломаясь под силой руки Ленца, укреплённой стероидами и искусственными белками*****.
- Если вы не хотите расставаться со списком по своей воле, сказал Ленц, практически превративший руку Зеппу в месиво и ухмыляющийся улыбкой садиста******, то я возьму это силой.



1 дык, это же некультурные немцы по кабакам и казино шатаются! Готова поспорить, в империи по авторскому замыслу этого нет. *идёт вампир в три часа дня и спрашивает у другого вампира, как пройти в бибилиотеку, до*
2 вот без иронии. У них там игорный бизнес под запретом, раз крупнейшее городское казино – в подвале? Хотя, учитывая что немцы там настроены только на войну, это азартные игры наверняка запрещены. Но всё-таки… нет, не понять мне, как крупнейшее казино может быть в таком гадющнике и на таком видном месте.
*** железная логика…
****значит, казино всё-таки подпольное. Иначе зачем такая конспирация
*****качок, да… а по суровости, так просто Арни…
****** да. Он – садист. Потому что плохой. Блин, меня бесит чёткое «плохой-хороший» в торибле. Поэтому дети, не повторяйте моей ошибки с Мартиным и ториблой. Даже на одну полку их не ставте…

Ганкстеры папы Зеппо одновременно вытащили свои пистолеты из карманов, провоцируя людей Ленца – те тоже подняли оружие. Хотя комната была большой, но как только началась стрельба, и в воздух поднялись кровавые брызги, она оказалась слишком маленькой для тридцати вооруженных мужчин. Хотя бандиты превосходили фанатиков в численности, они не отступали и продолжали без колебаний стрелять, несмотря на то, что они видели, как их товарищи падают один за другим.
- Проклятая свинья! Гори в аду! - прокричал Ленц. Раздраженный Ленц поднял тело Зеппу над своей головой и легко швырнул большого, беспрестанно вопящего человека в его людей..
Когда члены банды Зеппу были вынуждены отступить со своих позиций, модифицированный солдат-священник перепрыгнул через стол и кинулся ко укреплённому сейфу. Вид толстой папки сразу за дверцей, которую модификат сорвал со странной силой, привел Ленца в страшное волнения.
- Это?... - пробормотал он, уже зная, что то, что он нашел несомненно, обрадует Его Святейшество Альфонсо.
- Всё, я достал список! Уходим! - прокричал Ленц своим подчиненным, которые уже застрелили значительное число врагов. Это стоило им тоже немалых жертв, но они полностью окупилось бы, если бы фанатики захватили список.
- Ч-что это?! - Лицо Ленца окаменело, когда его глаза пробежались по бумагам в открытой папке. – «Уолтер Шумакэр-Амэли, двадцатое апреля, две тысячи.» Что это?" «Это не список!» - в ужасе думал Ленц. То, что он держал в своих руках, было списком, но это не было перечислением товарищей, которые восстали по приказу Альфонсо. Это был список постоянных клиентов этого грязного богомерзкого притона! «Почему?... Список — где это проклятый список? Ч-чёрт, я понял!"
Ленц наконец-то понял, что происходит. Быстро оглядев комнату, он заметил две человеческих тени, пытающиеся выбраться из комнаты, подальше от стрельбы и хаоса. Одной из этих двух теней был седой священник - он уже снял свои наручники и держал свой собственный револьвер, который упал на пол в суматохе.
- Ты! Ты это специально устроил, Борджиа! - проревел Ленц и схватил меч из декоративного доспеха, стоящего в углу комнаты. Он с рёвом оттолкнулся от пола со всей силой своих модифицированных мышц и, оттолкнувшись ногой от потолка, и спрыгнул, словно дикое животное, прямо перед молодыми людьми, которые собирались убежать.
- Я тебе этого не прощу, Борджиа! Живыми вы отсюда не уйдёте!
Седой священник не оробел перед надвигающимся фанатиком и шагнул вперёд Антонио, который испуганно сжался.
- Я понимаю, что вы чувствуете, и что вы хотите убить его, но... - добродушно и мирно произнёс Авель, - я не могу оставить принца в ваших руках. Да, Отец Ленц, во имя Отца, Сына, и Святого духа, я арестовываю Вас, пойманным с поличным, за создание препятствий осуществления моего святого долга и за разработку и создания опасного оружия. Я советую Вам немедленно сдаваться.
- Не глупи! – крикнул Ленц. Обнаженный меч со свистом рассёк воздух. Он уже мог бы со своей скоростью модификата раз или два убить седого священника, но если бы Ленц были нормальным человеком, он бы не удержал огромный меч, и оружие, рассечя воздух, ударило бы прямо в макушку Авеля^.
К свисту рассекающего воздух металла прибавились синие и белые искры. Пуля, вылетевшая из револьвера Авеля, ударилась в меч и остановила лезвие, несмотря на то, что скорость клинка уже превысила скорость звука^^. К счастью, траектория его падения была нарушено, и весь вред от клинка свёлся к пробитой в полу глубокой дыре.
- Ч-черт! – выл Ленц. Используя то, что из-за отдачи меч отскочил от пола, он направил клинок вверх по диагонали, заставив несколько непослушных серебряных волос заплясать в воздухе, медленно опадая вниз. Тем временем, Абель уже поднимал свое оружие, отступая назад.
- Я ожидал от агента Ватикана всё, что угодно, но не наивность! - сказал Ленц.
Первая атака была ловушкой с самого начала. Ленц не стал размахивать мечом по диагонали, но резко отвёл его за рукоять всторону. Используя силу мышц своих ног, он резко размахивал меч, целясь в лицо священника.
-Погибни во имя всего святого, ты, кто помогает моим врагам! Я разрублю тебя, агент! - вопил Lentz.
Молитва столкнулась с молитвой.
- Господи, пожалуйста, защити меня. Это всё бесполезно, отец Ленц, - сказал Абель, не уклоняясь от мчащегося к нему меча. Вместо этого он крутанулся по широкой дуге и ногой ударил ребро клинка.
Ленц потерял равновесие. Его ноги отстали от остального тела, которое потянул за собой вес меча, и фанатик внезапно почувствовал у себя на плече холодную тяжесть револьвера.
- Господи, будь к нам милостив, аминь! - сказал Абель.
Независимо от того, насколько нечеловечески силён был Ленц, избежать пули из револьвера он теперь не смог бы. Пять пуль с близкого расстояния пробили плечо Ленца, вылетев из его спины. Истекая кровью и крича, модификат рухнул на пол.
- Будь ты проклят, священник! - вопил фанатик^^^.
Несколько из уцелевших людей Ленца подняли своё оружие на Авеля, но момент был упущен.
- Никому не двигаться! - прикзал голос.
Внезапно около десятка вооруженных священников ворвались в комнату.^^^^

^ честно переводила эту фразу сначала по слову, потом уже пыталась на основе этого набора понять, что автор имел ввиду. Так что не удивлюсь, если она вышла абсолютно неправильной.

^^ ***k мой мозг. Это кто что курил? Автор или переводчик? Или мой задрюханный мозг уже не воспринимает ничего?... По-любому, кто рассчитает, с какой скоростью должна лететь револьверная пуля, чтобы остановить со сверхзвуковой скоростью падающий клеймор (потому что все декоративные доспехи стоят именно с такими цацками – не не с гладусом же рыцаря ставить!) – этому герою дам пряник. Тульский. Вышлю почтой.

^^^напоминает сцену из аниме, где Асто пристрелила Сулеймана. У него дырка вместо лёгких, а он, нет, чтобы быстренько издохнуть, с этой дыркой говорил умные вещи…


^^^^ бешеные хомячки атакуют… Простите, но просто представила ораву наших таких основательных, плотненьких православных батюшек с берданами…



- Ну и где, в конце концов, оказался спрятан этот список? – спросил Профессор, не обращая внимания на недовольное ворчание Авеля, стоящего рядом с ним в холе офиса их начальницы. – Если его не было в том сейфе, то где он был?
- Это была шутка, - сказал Абель, гримасничая, словно он жевал двух или трёх жуков. На его щеке красовался небольшой пластырь: команда поддержки, присланная Катериной, приняла его в том казино за врага. Определённо, ему не стоило в ту ночь снимать рясу. Несмотря на это, Авель сумел обеспечить безопасность Антонио и захватить всех приверженцев Нового Ватикана, включая Ленца. Так что он имел все основания выглядеть помятым..
- Антонио… Ой, я имел ввиду, принц Борджиа уже давно сжёг список, потому что он запомнил все его содержание. В общем, он дурачил меня до самого конца, - сказал Абель.
- Ловкий трюк. В таком случае кардиналы не смогут оставить его за бортом, - восхищённо сказал Профессор, поглаживая свой длинный подбородок и покачивая головой. – Если бы он не уничтожил список, то бумагу определённо конфисковали бы и забыли о принце. Однако, безопасней оказалось спрятать список в памяти, и теперь Ватикан вынужден обходиться с принцем Борджиа как с дорогим гостем неопределённо долго*. Да, это – ловкий трюк, как раз то, что я ожидал от человека, прозванного гением Кёльтского университета
- А? Его так называют? - спросил Абель.
- Ты разве не знал? - спросил Профессор. Вынув свою погасшую трубку изо рта, Профессор приподнял брови. – Принц Валенсии Антонио Борджиа - гений, который к двадцати трём годам получил семь докторский степеней.** Это чтобы принять его в Римский университет как профессора на факультет политологии.***
- Он? - спросил Авель, которому показалось, что внешность юноши не соответствовала сказанному. «Я думал, что он просто – или даже хуже, чем легкомысленный парень. Как бы то не было, я не хочу больше с ним связываться. После того, как мы благополучно вернёмся в Рим, я его больше не увиже. Не думаю, что хочу его видеть ещё»
- Да, раз вы упомянули, Профессор, как ваше задание в Гишпании? Вы разоблачили тот синдикат работорговцев?
- Это было невероятно скучное задание. Заняло столько времени, а было совершенно неинтересно, - сказал Профессор, напрягая лицо, чтобы не выдать своих настоящих чувств, - Спасибо, что спросил. Я использовал простую уловку, которая позволяла проанализировать вопрос за десять минут с очень простой логикой. Но сейчас ведь уже - июль, правильно? Сессия... Это ужасно: сочинять экзаменационный билеты, читать рефераты... Я три дня не спал.
Профессор подавил зевок, не вынимая трубки изо рта. Он был профессором Римского Университета, как и говорило его кодовое имя, и регулярно читал лекции на факультете литературы и естественных наук.
- Право, я это не выдержу! Спокойнее разоблачать работарговцев! Пусть они и торгуют людьми, но они не продают сборники типовых экзаменационных ответов, и не оставляют в рефератах о классической литературе записки о том, как приготовить восхитительную пасту! - сказал Профессор. – Я тебе завидую, Авель, тебе довелось сопровождать этого гения, Антонио Борджиа. Не сомневаюсь, что вы в пути наслаждались изысканными научными беседами?
Авель стоял в тишине и думал про себя: «Так, хорошо. Я больше никогда не увижу этого типа. Вот прямо сейчас он наверняка бездельничает и творит, что хочет на своём пути к дому. Если он будет счастлив где-то подальше от меня – это было бы чудесно»
С задумчивым лицом Авель постучался в кабинет своей начальницы.
- Это Авель Найтроуд. Вы посылали за мной.
- Заходи, пожалуйста, - отозвалась Катерина.
Услышав громкий голос начальницы, Авель открыл дверь. С противоположного конца кабинета ему ехидно улыбалась самый красивый кардинал в мире.
- О, отец Найтроуд, вы выглядите гораздо лучше. Ваша командировка в Кёлн оказалась грандиозным приключением, - сказала Катерина.
- Да уж, с какой стороны не посмотри, это так, - ответил Авель, улыбаясь и неловко приглаживая волосы. - Но самым ужасным оказались не фанатики Нового Ватикана — самым ужасным оказался человек, которого я сопровождал. Мне пришлось действительно нелегко. Катерина, я прошу Вас: в следующий раз, когда вы захотите, чтобы я сопровождал что-то опасное, предупредите меня об этом сразу!****
- Под «чем-то опасным» ты подразумеваешь принца Борджиа? Если верить его рассказу, вы были очень живописной компанией. Это не так? Как он говорил, «мой единственный друг", так ведь? - спросила Катерина.
- «Единственный друг»? - спросил Абель. Вид священника был такой, словно он узнал, что наступает конец света. - Кто сказал такую милую вещь в своём сне? Во-первых, он и я всего лишь…
- Мы – боевые товарищи, которые вместе рисковали жизнью, верно, Авель? - от дивана – Авелю казалось, что он был пуст – раздался фривольный голос Антонио.

Авель перевёл взгляд своих изумлённо вытаращенных глаз на диван и остолбенел.
- Вы уже знакомы с отцом Найтроудом. Позвольте мне представлять вас Профессору, - сказала Катерина. Довольно посмотрев на ошеломлённого Авеля, Катерина указала на другого посетителя кабинета, сидящего на диване перед её столом. - Это - новый священник на службе Ватикана.*****
- Я - Антонио Борджиа. Рад знакомству, товарищи, - лучезарно объявил Антонио. Молодой человек встал с дивана, протягивая свою руку для приветствия.




* а теперь обрушим на мир Ториблы реальность. При таком раскладе (Тино решил запомнить список) эпилог был бы таким: подвалы инквизиции, полумрак, наши кардиналы-бастарды, Тино на какой-нибудь пыточной раскорячке… А папе похоронка: «ваш сын связался с мафией и они его распылили. Тело в спичечном коробке прилагается…»
** а теперь займёмся арифметикой. Диссер – это научная работа. То есть это разные эксперементы, работа с литературой, беганье по кабинетом за справками, что он вообще диссер делает. При том, что перед докторской степенью ещё идут бакалавриат и магистратура. Там те же заморочки… Бумажную волокиту можно скинуть, потому что наш клиент принц. Итого, он начал научную работу в начальной школе (спрашивать, когда он успел связаться с мафией, бабами и Новым Ватиканом уже не хочется)…
*** ага, семь диссеров, а преподавать может только политологию. Или у Вордсворда есть сведенья, что диссер по политологии Тино всё-таки не купил?...
**** а груз предупредите, что его будет сопровождать Авель. Нет, груз будет доставлен в ценности, а вот его психическое здоровье….
***** Заметьте, я молчу про то, что он наследник фактически суверенного государства, что его отец премьер государства-потенциального-противника-Ватикана (потому что в политике вообще нет друзей!) и про то, что он двинулся в ведомство Катерины, наплевав на Ческо… Всё, молчу!





@темы: Романы, переводы

Комментарии
2010-11-22 в 16:47 

Человек с толстой мордой и тонкой душой.
Дя? Я первый кусок бетила, кстати;)

2010-11-22 в 18:29 

Poetess Lily, а, извини, не знала)
Сейчас поставим)

   

Trinity Blood-в массы!

главная